lonesomehappy

Осень настала, холодно стало

Очень хочу домой. В нашей квартире никогда не бывало так холодно в промежутках между окончанием тепла и включением отопления. Все-таки панелька и старый толстый кирпич — две большие разницы.
Здесь панельный дом, пол — бетон с тонким слоем кварцвинила, и в квартире стоит влажный холод, от которого мерзнут пальцы на клавиатуре, а одежда на сушилке сохнет по три дня кряду, а то и дольше. Ребенок сидит весь в соплях и прогуливает садик, что не идет на пользу ни его здоровью, ни моей работе, ни семейной психике.

Я ведь помню, все это я уже проходила, все это уже было в моей жизни, и не один раз. Холод преследует меня всю жизнь.
В детстве это была неотапливаемая панельная школа, где мы писали в тетрадках, надев варежки и замотавшись в шубы, как блокадные дети в январе 1942. Мерзли ноги, мерз нос, и холод проникал в тебя как вода пропитывает губку — постепенно и неотвратимо, и невозможно его выгнать, и ты все время чувствуешь его внутри себя, как Кай, чье сердце стало осколком льда. Отогреться негде, и нечем, в столовой — чуть теплый чай, батареи тоже холодные или едва греют, и дома тоже холодно, и отгреваешься ты только под кипятком в душе — но это если дали воду.

Потом все это повторялось в институте, где в панельном корпусе огромные окна с дешевыми щелястыми рамами пропускали не только холодный воздух, но даже и снег, и в минус тридцать в аудитории было где-то +12, а на подоконниках намерзал слой льда.

Дома в нашей новой квартире в панельном доме на Обской были точно такие же окна и слабенькие лепестковые батареи. В одной из комнат, в той, где лоджия, мы наглухо закрывали дверь и хранили там продукты — банки с соленьями стояли там как в погребе. И снова этот всепроникающий холод не давал согреться даже ночью под тремя одеялами.

Кошмар закончился в 2008 году, когда мы сделали ремонт, поменяли окна и батареи. Или батареи раньше, я не помню, но тепло зимой стало только после замены окон, это точно.  До включения батарей я, как правило, носила флисовую пижаму и вязаные носки.
Здесь у нас пластиковые окна и теплый пол в ванной, и, говорят, когда работает отопление, в квартире очень тепло. Охотно верю.
Но понять, насколько тепло в доме, можно лишь пожив в нем в межсезонье, когда снаружи уже холодно, а внутри еще холодно.
И в этом отношении выигрывает старый фонд с его толстыми кирпичными стенами. Разумеется, если окна не сифонят. В кирпиче более поздних лет постройки тоже можно жить — у мамы в кирпичной девятиэтажке вполне пристойный климат. Но только не в панельке. Ни за что. Никогда. 

Я мерзну, сын болеет, муж поймал клеща. Всем собой поймал. Вот прям щас. То есть поймал позавчера, а нашел только что. Я, конечно, готова его убить (мужа, не клеща), но, надеюсь, доктор, который будет извлекать эту тварь (клеща, не мужа), сделает это достаточно жестоко, чтобы наказать человека за его желание притягивать неприятности. Ну камон, ну сколько можно? В июне спина, больница и ковид, в июле эта гребаная железнодорожная чума, в августе лечение от последствий спины и чумы, а в сентябре у нас, значит клещ? Только боррелиоза нам тут не хватало, ну. Или энцефалита. С его-то везением. Сглазили мужика, не иначе.
Очень надеюсь, что хоть клещ-то ему попадется здоровый.


 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded