lonesomehappy

Categories:

Знаешь, внученька, бывают ведь и просто сны...

Очень люблю этот анекдот и часто его цитирую, да.

В общем, после того, как я нажаловалась друзьям вконташечке на свои барахольные сны, они перестали мне сниться! Хвала подсознанию, в котором контейнирование работает по тому же принципу, что и с эмоциями: проговорили, обдумали, приняли — прошло. Очень, знаете ли, надоело в каждом сне собирать вещи, паковаться и постоянно опаздывать куда-то потому, что не можешь собраться, что-то теряешь, забываешь и не получается все упихать в имеющуюся тару. Очень нервно было, спасибо, что закончилось.

С эмоциями, кстати, работает стопроцентно — проверено на ребенке! Никогда не думала, что такая ерундовая на вид формула, окажется настолько действенной.
Вот пример буквально позавчерашний: сын не удержался, стоя на доске перекидных качелей, и вынужден был спрыгнуть. Качались они вдвоем с девочкой-конкуренткой, но девочка удержалась, а он упал. Конечно, обиделся и расстроился. Орет. Громко орет, топает ногами. Злится прям как я.
Недавно обсуждали с Алексом, что в характере ребенка взято от матери, а что от отца. Так вот, все плохое в нашем сыне угадайте от кого.
В общем, сын орет от злости и обиды: девочка мало того что первая придумала эту классную игру, так еще и научилась, зараза такая, держать равновесие и не падать! Заорешь тут. Ну, то есть я б так и сделала. Наш папа в такой ситуации пожал бы плечами и пошел качаться на качелях, но, как я уже сказала, мальчик в этом плане весь в меня. Поэтому он орет и топает ногами.
Как ему помочь?
Большинство родителей на площадке в подобных ситуациях (особенно папы) детей ругают. Это очень грустно. Потому что когда тебе и так плохо, а на тебя еще и ругаются, и стыдят еще —  это вообще нифига не помощь.
Я делаю так, как хотела бы, чтобы делали со мной.
Я беру его за что подвернулось за плечо и веду к скамейке в стороне от источника проблемы. Но недалеко. Там сажаю его к себе на колени, обнимаю и очень искренне говорю что-то вроде: «Да, я тебя прекрасно понимаю, тебе очень обидно, ужасно бесит! Ты злишься, тебе обидно и хочется орать и топать ногами. Очень понимаю! Я бы тоже ужасно разозлилась. Это очень обидно, когда у другого получилось, а у тебя нет. Ты злишься, я понимаю».
Искренность важна, потому что тон «на отъебись» любой человек в таком состоянии почувствует сразу же, и будет еще хуже.
Сюси-пуси и жалость в стиле «да ты ж мой бедненький, да утютютю, да я тебе шакаладку куплю вместо чтоб ты играл с этой сраной девочкой» — тоже не вариант. Как и обманка типа «ты круче всех, ты самый лучший, это у тебя просто случайно само упалось».
Сейчас моему ребенку нужна не шоколадка, не жалость, не ложное утешение,  а признание наличия и серьезности его проблемы. Сопереживание.
Ничего нового я не изобретаю, все это вам любая петрановская скажет.
В общем, пока я все это говорю, сын перестает орать и к концу этого заговора уже кивает головой в знак согласия и тихонько хнычет, уткнувшись мне в шею.
То есть он меня уже слышит, он уже готов к диалогу. Я не обсуждаю с ним ситуацию, не утешаю, я просто проговариваю то, что произошло, и то, что он чувствует. Через пару минут (а обычно быстрее) можно предлагать другое занятие и сын соглашается пойти качаться на качелях. Эмоция пережита, высказана, выброшена. Мир и покой восстановлен.
Нет, ну надо, конечно, учитывать, что ребенок у нас очень спокойный, в целом. Он быстро успокаивается и многочасовые истерики — это не про нас. То, что с ним это так хорошо работает, не означает, что так же хорошо этот метод будет работать с любым другим ребенком. Но. 

Метод отлично работает, например, со мной. Если я проговариваю проблему, четко ее разбираю и анализирую — она перестает меня мучить (даже если не исчезает). Сложность только в том, чтобы найти человека, с кем ты можешь поговорить. Хорошо, если речь про глупые сны, это можно всему вконтактику рассказать. А если дело посерьезнее, то только с психотерапевтом, наверное. К сожалению, психотерапевта у меня нет, зато есть муж, готовый слушать и обнимать. Бесценная штука, я вам скажу. Муж то есть. Но и психотерапевт — тоже штука полезная, наверное, тоже себе заведу.

С годами все больше и больше убеждаюсь в том, что один из главных принципов воспитания детей, да и вообще сосуществования человеческого общества — «Поступай с другими так, как хочешь чтобы поступали с тобой».
Ну, серьезно, это работает во всех областях.
Бьешь мальчика в садике? А ты хотел бы, чтобы били тебя?
Даешь ребенку поджопник за разбитую чашку? А ты хотел бы, чтобы за разбитую чашку дали поджопник тебе?
Утешаешь близкого человека? Подумай, что утешило бы тебя в такой ситуации?
Орешь на подчиненного? А когда на тебя орут — приятно?
Плохо делаешь свою работу? А тебе нравится, когда плохо работает твой врач, сантехник, депутат, учитель в школе у твоих детей?
Ну, и так далее. Работает, сцуко! Только это и работает. Только, вырастая, мы почему-то часто о нем забываем, хотя в школе и садике нам постоянно твердили, что надо поступать с другими только так, как хочешь чтобы поступали с тобой. Детское правило же. 

Вообще очень многое, выученное в детстве, не мешало бы повторять взрослым. Простые истины:
Не предавать друга. Защищать того, кто слабее. Не обижать животных и заботиться о них. Не драться, а договариваться. И да, поступать с другими так, как хотел бы чтобы поступали с тобой.
Иногда, кстати, работает удивительным образом.
Помню, я как-то разнимала драку. Настоящую такую потасовку двух мужиков на парковке. Пришлось, не спрашивайте. В общем, сил их растащить у меня, разумеется, не было. Поэтому от страха и злости я поступила как школьная училка. Я заорала что-то вроде: «Как вам не стыдно, бессовестные?! Вам что, мама в детстве не объясняла, что драться нехорошо? Взрослые люди, а как дети малые сцепились, позорище какое! В песочнице дети себя лучше ведут!» Я не ждала, что это поможет, но это внезапно помогло! Мужики — большие взрослые дяденьки! — расцепились, слушали меня, опустив голову, как подростки перед завучем, а потом, стесняясь друг друга и избегая глядеть друг на друга, разошлись. Я на них (со страху, конечно) здорово тогда наорала. Ругала как малышей, и именно это помогло. Наверное, если б я стала крыть их матом и грозить полицией, они бы еще и мне наваляли, но тут у них явно сработало подсознание: «драться — плохо, ай-я-яй! взрослые наругают за синяк под глазом и порванную рубашку, в школе к директору вызовут и замечание в дневник вкатают! Дерутся только малыши, взрослые — договариваются!».
Становясь старше, пацаны часто забивают на это правило, даже бравируют тем, что, мол, самцы должны драццо и все такое. Но, как оказалось, иногда призыв вспомнить выученные в детстве истины все-таки работает...

Жаль, что не всегда есть возможность докричаться до тех, кто поступает плохо и напомнить им, что поступать плохо не надо, а надо поступать хорошо.
Вот прям как в школе, да, именно в такой формулировке. Обращение к глубинам подсознания, ага. Кажется, что глупо и по-детски, но, блин, работает!
Надо делать хорошо и не делать плохо.
Этот последний  принцип, кстати, можно встретить, только его слегка изменили, и он звучит: «нормально делай — нормально будет». Это тоже годно, но «нормально» и «хорошо» — это все-таки, как говорится, две большие разницы.

Главное, чтобы не получилось как в стишке, который я рассказывала в садике:

«Мальчик радостный пошел, и решила кроха:
— "Буду делать хорошо, чтобы было плохо!"»

А что до снов, то на днях я видела во сне двор императрицы Елизаветы в летнем дворце, большой зеленый пруд в парке и живущую в нем огромную древнюю рыбу-карпа по имени Царь-Палех. А еще в этом сне были красивые мускулистые гайдуки, белые мокрые рубахи, девки с длинными косами и все купались, хохотали и брызгались. Это был хороший и смешной сон. Всегда бы так. 


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded