lonesomehappy

Category:

Сегодня было приключение))

Сидим дома, работаем — звонят в дверь. Я в ожидании сантехников, которые все никак не могут собрать всех жильцов дома, чтобы дать, наконец, отопление. Иду открывать, в глазок вижу нерусского парня, очень похожего на сантехника (они у нас почти все — гости самизнаетеоткуда). Но оказывается, что это наш сосед — незнакомый мне, а с ним сосед знакомый.
Знакомого соседа зовут Закир. Он пожилой, одинокий, лысоватый дядька, похожий на Валентина Гафта. Работает водителем в Покровской больнице, обожает свою кошку Машку и часто угощает Ростислава шоколадками. В прошлом году он частенько подвозил Алекса с хомяком до детского сада.
И вот стоят они оба, а на лестнице внизу — какая-то тетка, тоже из соседей.  И спрашивают чуть не хором: «Это не ваша кошка?!»
Смотрю, на лестнице сидит толстый абиссинский котик. Уши большие, морда недовольная. Неа, говорю, не моя, может соседей сбоку? А надо сказать, как раз сегодня я впервые встретила соседку из соседней квартиры (они недавно живут) и мы обменялись шутками как раз про кошек. Я заходила в квартиру и наша Сарочка сунулась на площадку. А соседка пошутила, мол, у нас для вашей кошечки есть дружок, пусть она приходит к нам в гости.

Ну, и вот, видимо, этот самый дружок теперь сидит на лестнице. Как-то выскочил, видать.
И котолюбивый Закир со своим соседом ноунейм взялся ловить этого кота,  чтобы взять к себе до вечера и потом вернуть соседям.

Приняв такое решение, они начинают спасательную операцию. Закир идет к себе, открывает дверь в квартиру, перекрыв частично проход на первый этаж, приносит одеяло. Тут я выясняю у второго соседа (пусть будет Ахмед), что котик, скажем так, неконтактный. И вообще не готов перемещаться.  Зато готов порвать любого, кто попытается повлиять на его решение.
Под воздействием ахмедова тапка он соглашается спуститься на площадку между этажами, там, в луче последнего октябрьского солнышка, укладывается на пол и начинает вылизывать лапку. 

Закир несет одеяло, Ахмед гонит кота, тетка орет — командует, куда загонять этого кота, охает, ахает, в общем, создает панику. Нельзя просто так взять и поймать кота.
Я говорю, что у нас есть переноска, могу одолжить. Пока Алекс достает переноску, они пробуют поймать кота одеялом.
Кот орет, шипит и кусается. Взлетает на окно и бьется в стекло как шмель. Закир, подобно матадору, рывком накидывает на кота одеяло. Но у кота оказывается больше лап и когтей, чем принято думать. Их у него примерно шестьсот. Пятьюстами девяносто девятью он машет, а шестисотым рвет Закиру палец на руке. Закир не сдается. Ахмед гонит кота, тетка орет.

Потом им удачно удается загнать кота в квартиру к Закиру. Я иду туда с переноской. В квартире у Закира я никогда не была, но, судя по виду его входной двери, в этой квартире можно снимать мрачные сериалы из тяжелого советского прошлого военных времен. В целом, я угадала. Плюс там стоит крепкий мужской дух (сигареты, одеколон, пельмени).
По звукам, напоминающим шипение незажженного газа, догадываюсь, что кот сидит под ванной в кухне. Прячется там за тазиком и понимает, что попал в ад. А кошка Закира (крупная черная мохнатая дворянка) понимает, что люди сошли с ума. Она тоже шипит и орет, в руки этим психам не дается.
Тогда они принимают решение посадить в нашу переноску кошку Закира, а абиссина оставить на вольном пастбище. И пытаются поймать кошку.

Но хрен там ночевал! Кошка взлетает на шкаф и оттуда машет когтями. Ахмед гонит кошку. Тетка орет. Закир держится за палец и уговаривает кошку сдаться. Но кошка, как истинная петербурженка, так легко не сдается. Она  бегает по крыше шкафа и, прижимая уши, довольно внятно отвечает Закиру крепкими выражениями, полными обсценной лексики.

Тетка прячется в коридоре за моей спиной и уговаривает Ахмета не соваться к коту под ванну, ибо тот его порвет.
Я, как око тайфуна, храню спокойствие. Потом, уловив паузу, вмешиваюсь и предлагаю оставить кошку в покое, а кота аккуратно выманить из под ванны в переноску. Хотя бы потому, что его потом нужно как-то возвращать, а как, если он не будет в переноске? Соседи, поразмыслив, соглашаются. 

Ахмед начинает махать под ванну одеялом. Кот, разумеется, только громче шипит и отмахивается лапами. Я оглядываюсь и нахожу веник — такой советский шикарный веник  — и предлагаю заменить одеяло на веник, но ни в коем случае не бить кота, а аккуратно вымести из под ванны в переноску.
С веником дело идет лучше, но из под ванны кот убегает вовсе не в переноску, а коридор и начинает там метаться.
Все это становится похоже уже не на операцию по спасению кота, а на ликвидацию опасного преступника, который взял заложников и которому нечего терять... Но тут Ахмеду удается загнать котика в тамбур между дверями. Оттуда бедной твари уже нет исхода и он сам прыгает в переноску. Не Ахмед, конечно. Кот. 

Итог: дикий зверь абиссинской породы сидит у Закира в комнате в нашей переноске и ждет прихода избавителей с работы. Кошка Закира остается на шкафу жить и требует документы почтой. Я промываю и бинтую Закиру руку.

Занавес. 

P.S.  Смешнее этой истории только история о том, как мы намедни переставляли детскую кроватку. Но про это — в следующий раз.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded