lonesomehappy

Categories:

Йохо-хо и 233 фотки.

Поверить не могу, но я ее закончила! Ту самую книгу, ради которой я ездила в Киров и Масканур в конце февраля. И в ней на сегодняшний день чуть больше, чем 550 000 знаков. ПЯТЬСОТ ПЯТЬДЕСЯТ ТЫСЯЧ, КАРЛ! И я написала их ровно за месяц. 

Сама ахуеваю немного удивлена. Предполагалось, что книга будет примерно 250 000, но материала набралось очень много.

Это моя четвертая книга, но впервые я работала полностью сама — сбор материала, сбор фотографий, розыск через сайты с военными архивами, обработка полученных материалов, составление содержания и собственно — вывод всего этого в конечный текст. Даже расшифровку делала частично сама. Не всю, конечно, а то бы рехнулась — там около 30 часов записи.

Поясню: я работаю на издательство, которое выпускает, так называемые, семейные книги. Это книги об истории рода, но не просто генеалогическое древо с перечислением кратких фактов биографии членов семьи, а запись всего того, что удается вспомнить и рассказать о предках тем, кто еще жив и при памяти.

Это очень круто. Это просто невероятно круто! Я передать вам не могу, насколько это круто!

Просто один пример приведу, чтобы вы прониклись.

Приезжаю я в Киров и на месте определяю, с кем буду встречаться и кого можно за эти пару-тройку дней найти. Кто согласится поговорить, найдет время и вообще захочет — люди-то разные. И выясняется, что есть среди многочисленной родни — всяких троюродных теть и четвероюродных братьев есть одна-единственная прабабушка — младшая сестра прабабушки нашего главного героя — заказчика книги. Она очень старенькая, но мне удается с ней увидеться на часок. Бабушка. к сожалению, не из тех, кто любит поговорить, кто разговорчив и памятлив. Но все-таки что-то мне удается из нее вытянуть. И вот она, по моей просьбе, перечисляет своих сестер и братьев (их там семь человек и она почти что самая младшая — то есть мало кого помнит). Две старших дочери — от первой жены, она сама и остальные дети — от второй, в общем, много народу и много непоняток — спросить больше не у кого, а их деревни вообще полвека как нету.

И вдруг она называет, в числе прочих, старшего брата Васю, которого убило на войне. Все, что я смогла выяснить, это примерный год его рождения. Я удивилась — никто из других родственников про него не упоминал. Думаю, может бабушка путает — ну она реально очень старенькая, под 90, необразованная, очень простая, путается даже в указании примерного возраста сестер, с которыми общалась всю жизнь. Ну, что она может помнить о брате, который погиб, когда ей было 12? Может он вообще был какой-нибудь двоюродный-троюродный-приемный!

Вернувшись в гостиницу, я полезла на сайт «Память народа», вбила в поисковик фамилию, имя, отчество и год рождения — и вдруг я его действительно нахожу! Совпадает все, даже место призыва!

Парнишка 1925 года рождения, где-то в начале 1944 ему исполняется 18 лет и его призывают на фронт — ездовым. Нынче это уже анахронизм, а тогда лошадей активно использовали, так что была и такая должность. И погиб этот мальчик 16 апреля 1945 года в Померании... В бою. Меньше месяца до Победы не дожил. 

И вот записываю я это все, и оказывается, что никто из ныне живущих членов семьи, кроме этой самой старушки-прабабушки никогда не слышал и не знал даже о существовании этого самого Васи. У них был такой вот дед-герой, а они не знали. И никогда бы не узнали, потому что эта прабабушка живет уединенно, навещают ее только дочери, которые не интересуются прошлым семьи, а родные внуки тем более. И только правнучатый племянник заинтересовался вообще записать историю своей семьи. И вот теперь они все об этом узнают и детям-внукам расскажут или те сами в нашей книге потом прочитают. В любом случае, имя этого юноши выплыло из небытия и осталось не только в военных архивах, где еще миллионы таких же. Теперь он будет жить в памяти своей семьи, и война для этих людей никогда не будет абстракцией. Это почему еще так важно: у них, так вышло, в семье все или тыловики или по разным причинам на фронт не попали — по возрасту, по здоровью, по инвалидности, так что в близком родстве нет других воевавших. И вот этот мальчик, похороненный где-то в общей могиле в Германии, теперь связывает всю их семью с войной и Победой.

И все это произошло только потому, что я случайно зацепилась ухом за оброненную старенькой бабушкой фразу о старшем брате. Могла бы и не расслышать и не начать спрашивать — никто бы и не хватился.

Ко Дню Победы мне кажется очень правильным рассказать об этом. Теперь и вы знаете. Все не зря.



Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded