lonesomehappy

И о хорошем.

Снаружи — хорошо. Особенно хорошо, когда там нет людей. Удивительно, как прекрасен становится город, в котором есть жизнь и движение, но при этом нет толп.

Я толпы не люблю. Понимаю, что из таких вот нелюбителей толп можно составить отдельную толпу, поэтому обычно на эту тему помалкиваю. В юности как-то проще было, а сейчас, находясь в окружении большого количества теплокровных, я прямо-таки физически ощущаю вокруг себя сгущение, вращение и давление, мне некомфортно и хочется поскорее выбраться из толпы, чтобы просто глубоко вдохнуть и с наслаждением выдохнуть.

А каково городу? Гранит и мрамор, конечно, все стерпят, но кому же приятно, когда тебя беспрерывно лапают, трогают, наступают, обнимают, трут, пинают, обливают, шаркают по тебе... Большие красивые города страдают особенно, в них человеческая масса варится постоянно, семь дней в неделю, 365 дней в году, и почти везде — круглосуточно. 

Знаете, мамам в декрете очень знакомо это чувство «затроганности», тактильной усталости. Когда тебя тормошат, трогают, касаются тебя — это в какой-то момент становится невыносимо, хочется кричать и отбиваться, а потом залезть на дерево повыше и долго-долго качаться там на верхушке из стороны в сторону так, чтобы твоей кожи касался только ветер. Или наоборот — залезть под одеяло, укутаться со всех сторон и чтобы НИКТО не трогал, даже не дышал в твою сторону. Нет, это не каприз, это действительно так, и это очень тяжело.

Так что я хорошо понимаю города.

А теперь вышла им передышка. Если абстрагироваться от медицинской и экономической обстановки в мире человеков, забыть о причинах этого опустения, то можно задуматься о  тактильной усталости больших городов, вспомнить их затрудненное дыхание в толпе туристов и жителей, и — чего уж там — порадоваться хотя бы за них!

Сегодня я ехала по рабочей надобности с одного края центральной части Питера на другой. А именно — из дома на улицу Кавалергардскую, с Васьки на Чернышевскую.

Ехала по набережной Шмидта, через Благовещенский мост, Красногвардейский бульвар, прокатилась мимо Исаакия и Медного всадника, по Дворцовой, мимо Эрмитажа, а дальше по набережной, мимо Финляндского вокзала и Крестов за рекой, мимо памятника Ахматовой и дальше — по Шпалерной и мимо Смольного.

И везде, на протяжении всего моего маршрута — НИКОГО. Ну, то есть люди попадаются, конечно — штучно и парочками. Бегуны, собачники, одинокие прохожие. Машины есть в некотором количестве. Но — набережные пусты, на Дворцовой безлюдье, у Медного всадника от силы пара-тройка человек и все по одиночке. Никаких веселых толп, не кричат экскурсионные зазывалы, нет бродячих торговцев, пропали живые статуи и вечно неопрятные петры с екатеринами. 

И в этом безлюдье хорошо слышно, как облегченно выдыхает огромный город, как его ступени и мосты расслабляются и наслаждаются отдыхом. 

Представляю, как сейчас хорошо Риму. Там-то в обычные дни всегда еще больше народу, и я помню, как жаль мне было этот древний город. Питер, если бы был человеком и имел кожу, наверное, был бы покрыт аллергической сыпью с ног до головы, все время вздрагивал бы от чужих прикосновений и беспрерывно чесался. А Рим — тот и вовсе был бы одной сплошной мозолью, он, бедолага, настолько затерт, что уже не ощущает прикосновений и даже не чувствует боли. Может, хоть сейчас немного отмякнет и расслабится.

Когда все это закончится, и людям захочется активно жить с удвоенной силой, отдохнувшие города примут их и снова добродушно позволят топтать свои площади и набережные.

Все к лучшему. Я так думаю. Иначе как-то совсем уж грустно.

А вот вам фотографий с нашей вчерашней прогулки, совершенной по всем правилам карантина: только с членами семьи, вдали от цивилизации. Сели в личный транспорт, уехали на Канонерский остров.

Совсем избежать встречи с людьми не удалось — встретили на берегу озера группу энтузиастов-водолазов, которые с увлечением и лебедкой доставали что-то из воды. Мы заинтриговались и подошли поглядеть. Оказалось, что извлекают они затонувшее здесь авто — девятку, покрытую черным слоем илистого тюнига.

Внутри не обнаружилось ни трупа в багажнике, ни пробитых пулями сидений. По держателю для мобильника установили, что машина не из 90х-, свеженькая, года два-три от силы пролежала на дне.

Ребята остались увлеченно разбираться со своей находкой (большие дядьки, а как пацаны, ей богу!))), а мы догуляли до берега и насладились пикником у моря. Обуглили на импровизированном костерке немного маршмеллоу, слопали по бутерброду с чаем из термоса... Домой привезли вербочек и запах дыма... 


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded