lonesomehappy

Category:

Когда все правильно.

Когда все очень-очень правильно. Когда плюсы старательно выписаны на отдельный листочек в столбик, рядом со столбиком минусов и столбик плюсов определенно длиннее, при этом, сами плюсы жирные и уверенные, а минусы — тощие и неубедительные. Когда принятые решения взвешены на механических, электронных, а затем — для верности — и на атомных весах. Когда ты точно знаешь, что все было сделано как надо и с минимальными потерями, а самое главное — фарш невозможно провернуть назад. Когда ты абсолютно, стопроцентно знаешь, что принял единственно верное решение... И вот именно в тот момент, когда ты окончательно поверил в то, что ты — молодец, к тебе приходит мысль: а нафига вот это все было надо? 

Нет, ну серьезно, зачем? Зачем вся эта морока с переездом, куда ты бежишь? От себя не убежать, а чтобы изменить себя и свою жизнь мало просто переехать! Надоело мотаться между домом и дачей? Надоел этот вечный страх за машину? Осточертела эта панелька с чокнутой бабкой внизу и джунглями в окне? Ну, дорогая, это несерьезно, зачем от всего этого бежать так далеко? Можно было продать дачу и машину, добавить эти деньги к стоимости квартиры и купить квадратов 80 в сталинке, где-нибудь в районе ДК Горького. Еще и на ремонт бы осталось. Сыну не светил бы садик, но зато и частный не стоил бы тридцатку, потянули бы. Зато весь город — свой. Знакомый, родной, каждый магазин, каждый торговый центр знаешь до последнего уголка, вот и термальный центр новый открылся, а летом махнули бы с друзьями на Алтай или там, не знаю, в Монголию... Таиланд, опять же, близко и недорого. Компания на погулять с ребенком всегда под боком, дети-ровесники — это ужасно удобно! И все — свое, и все — свои. А тут... Что я тут делаю, зачем я тут? Кому мы тут нужны? Нет, ну маме — это понятно, а кроме нее? С братьями мы почти чужие люди — выросли вдали друг от друга, мама и тетушка уже почти старушки, с ними даже уже в аквапарк не сходить, потому что две пожилые леди крайне тяжелы на подъем. А работа? Кто возьмет в 38 лет? Кем?...  И вот тут приходит понимание: поздно. Слишком все поздно.

Раньше, все нужно было делать раньше, здесь все безвозвратно упущено, потеряно, переезд — это погоня за прошлым, попытка вернуть себе утраченные иллюзии о счастливой питерской жизни. Все это нужно было делать ДО. Лет в двадцать желательно. Чтобы к сорока твоим годам этот город был изучен, проверен, обойден и понят, прочитан и знаком, как старая детская книга. Чтобы все друзья были здесь, чтобы не пугали вопросы типа «господи, а где же тут лечить зубы/покупать рыбу/искать подарки/отмечать праздники/учить ребенка/жарить шашлыки/чинить машину/ет сетера...». Чтобы работа была, чтобы ни кредитов уже, ни долгов, а только планы на отпуск. Чтобы не разрываться между ремонтом в квартире и ремонтом у мамы, потому что к маме ты столько лет приезжала на недельку, а неделька — это слишком мало для ремонта. Чтобы не тратить две зарплаты на поездку в город твоего детства, и не мучиться по этому поводу, потому что — ну а что там делать, в этом городе, где никого знакомых не осталось?

И вот ты лежишь на своей огромной кровати, и все спят, а ты лежишь и смотришь в бесконечную высоту потолка. По потолку бродят переливы и отсветы — огни порта, который никогда не спит. И ты лежишь и думаешь: зачем, ну зачем все твои мечты сбываются так поздно? 

Когда ты была маленькая, у тебя была мечта — детская, глупая и совершенно девчачья: ты хотела блестящие лосины. Лосины из стрейч-ткани, безумных кислотных цветов — салатовые, фиолетовые, розовые, черные... Это была невероятная красота, девочка в таких лосинах была королева, звезда, такой девочке не могли кричать вслед обидные кликухи, в нее — представляете — даже можно было влюбиться! А как смотрелась такая девочка на льду! Тренировки по фигурному катанию, кажется, специально были придуманы для демонстрации таких вот лосин. Но денег не было, поэтому не было и лосин. А может быть, мама просто не понимала, насколько это важно — иметь такие лосины. А ты не могла объяснить. И носила обычные черные лосины и колготки — не блестящие и не стрейч. Прошло несколько лет, пришел подростковый возраст, в четырнадцать лет лосины уже не самая важная вещь в жизни, да и стрейч этот вышел из моды, его по-прежнему носят, но он перестал быть фишкой, знаковой вещью, теперь это просто самая обычная одежда. И вот тут-то мама приносит тебе черные блестящие лосины. И ты скачешь от радости, надеваешь, носишь... И понимаешь постепенно, что радость опоздала на несколько лет. Так ты должна была радоваться тогда, а теперь это просто лосины. И ты просто их носишь, с длинным свитером и сапогами, и это очень красиво, потому что ты стройная девочка-подросток и на тебе вообще все красиво. Но никто уже не восхитится твоим новым образом, никого тебе уже не удивить, да и ты уже слишком взрослая, чтобы искренне радоваться блестящим колготкам. Глупость какая, ей богу... 

И так всю твою жизнь. То, что тебе больше всего нужно именно сейчас, ты получаешь с опозданием на несколько лет, когда все это уже не нужно или нужно, но не так уже чтобы очень. 

И эта мысль не дает уснуть, она разворачивается над тобой темным покрывалом и душит все светлые и хорошие мысли и планы. Ты еще говоришь сама себе что-то там насчет того, что нельзя по лосинам из детства мерить всю свою жизнь. Что очень многое появилось в твоей жизни даже раньше срока, а кое-что — как раз вовремя. Что покрывало это темное — простая депрессия на фоне безденежья, тоски по друзьям и родному городу, что это — нормально. Просто на днях ты приняла решение не ехать летом в Новосиб, а вместо этого вложиться в ремонт — чтобы поскорее уже. И теперь тебе грустно, потому что ты всю зиму была уверена, что поедешь, что тебе туда надо по делам. Но сейчас ты прикинула — никаких особых дел. Внука бабушке показать. Друзей увидеть. Навестить кладбище, ставшее за эти годы почти родным. На работу заглянуть и, наконец-то, окончательно уволиться. Собственно и все. Всех-то дел. Ремонт и правда важнее. Но ты все равно расстроилась, вот и лезет в голову всякая дрянь. И с этой мыслью ты, наконец, засыпаешь.

А утром ты поднимаешь глаза на окно и видишь огромное синее небо и чайку. 

И понимаешь: все правильно. Все так, как должно быть, и все будет хорошо.

И живешь дальше.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded