Category:

Треть от третьего.

Я про года. Хомяку сегодня стукнуло два и треть. То есть два года и четыре месяца. Рост Роста 88 сантиметров. Веса не знаю, по моим ощущениям около тонны. 

Два и четыре — это не то чтобы дата, но последний месяц ознаменовался у нас внезапным речевым прорывом, поэтому стоит, пожалуй, зафиксировать сие событие. Чтобы потом, на пенсии, показывать ему свидетельские показания старенького жж и назидательно кивать на внуков: вооот, а папа-то ваш в 2,4-то огого!

На самом деле, огого такое себе, в рамках нормы. Шекспира наизусть не шпарит. Просто ребенок внезапно, буквально в течение одной недели начал повторять. Все, что ты произносишь, все, что он слышит в мультиках (а они развивают моего ребенка куда успешнее, чем я), что говорят по телевизору и все, что приходит на ум ему самому. Большая часть произносится, конечно, на птичьем, но очень многое — вполне понятно окружающим. Эти самые окружающие даже уверяют меня, будто он говорит очень внятно и четко, но я отказываюсь делать скидки на возраст, как человек, выросший на советских фильмах про детей, где малышей озвучивали очень талантливые взрослые.

Считать за ним слова уже невозможно, их много, они складываются в предложения типа «дай пить», «мама, буду ето», «да, кафу буду!» «я сяду тут», «папа, бегать!» Вообще командный тон выработан как у старого прапора. Когда мой сын орет «Стоять!», останавливаются даже кошки. Даже глухая Леська делает стойку. 

Все интереснее вести разговоры с человеком, который имеет мнение, рассуждает и чего-то там себе в голове думает. Свои мысли на счет чего бы то ни было он по-прежнему держит при себе, но если спросить — ответит.

Сегодня с отцом собрали из конструктора подобие робота. Сын пришел в восторг и привел в восторг гостей. Конечно, это очень смешно, когда бегает по комнате мальчик и кричит: «ёбот, босой ёбот!» Да, он и правда был немаленький, робот-то. 

В поликлинике я ждала сюрпризов и они были. Сначала сын молча оценил размер очереди и ушел в дальний конец коридора. Сел там на отдельный пустой диванчик и смотрел мультики. Потом, когда я привела его стоять под дверью, он оглядел толпу, задумчиво произнес: «дяди, тети!», констатируя их наличие, но ни к кому не обращаясь. Я подтвердила, мол, да, дяди и тети, пришли с детьми к врачу, как и мы. Это объяснение Роста устроило вполне, дальше он развлекался, бегая вокруг меня, как вокруг майского шеста, хохотал, веселился, но цитатами из Ницше никого не поразил. Я приготовилась выдохнуть и вот зря. 

В гардеробе, одеваясь, он пожаловался, что ему колет. А я зачем-то спросила, где именно колет. И деточка моя, не чинясь, объявила, что «КОЛЕТ В ЗОПЕ!». Громко объявила, очень внятно... И повторил, для особо недогадливых. Вот тут-то я и поняла, что настало время, когда мы с Алексом больше никогда уже не сможем говорить друг с другом дома, как раньше, вдвоем, не задумываясь о том, что нас слушают и понимают... День икс, можно сказать, настал.

Теперь в доме живет только попа. И иногда тихое «бляяять...»


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded