lonesomehappy

Category:

Где она живет, вечная любовь?..

А может быть, это просто такое психическое расстройство.

Вот вам история. Приключилась (и приключается до сих пор) с моей хорошей старой приятельницей и еще одним товарищем. Знакомы мы с нею уже больше 20 лет, но она, как это не удивительно, умудрилась остаться вне тусовки ролевиков, и как-то так вышло, что никто из моей тутошней ленты с ней не знаком. Я ее знаю по студии журналистики, кою мы с ней посещали в старших классах. После школы мы случайно не поступили в один ВУЗ, но приятельские отношения сохранили и даже иногда встречаемся. Но общими друзьями у нас остаются только ее муж и вот тот самый второй фигурант.

Именно поэтому я решила, что можно вытащить эту историю на свет. Она меня довольно сильно занимает и никак я в ней не разберусь. Всех ее участников я знаю, кого-то лучше, кого-то хуже, но для беглого психологического анализа вполне достаточно.

Так вот. В 11 классе она (назовем ее А.) познакомилась с пареньком-ровесником, на каком-то музыкальном фестивале типа маевки или какой-то день города это был... После феста они оказались в одной компании общих знакомых по части рок-музыки и всяких там новосибирских рок-групп, количество которых в те годы росло как на дрожжах. В одной из таких групп и подвизался этот паренек, назовем его М. Слово за слово, нашлись общие интересы, стали видеться на репетициях (у А. как раз появился парень из этой же тусовки, она поступила в институт, взрослая жизнь, первый секс, первые поездки без родителей и вотэтовотвсе). Компания одна, все мотаются по окрестным городам на всякие концерты и музыкальные фесты, кто автостопом, кто на электричках. И вот однажды, коротая ожидание автобуса на автовокзале А и М оказываются один на один за столиком какой-то кафешки. И вдруг А. слышит от М признание в любви. Казалось бы, что такого? Юность, романтика, симпатичная девушка (а она и правда симпатичная), рок-музыкант, признание — вполне ожидаемо. В те годы она такие признания собирала букетиками. Как порядочная мадемуазель, она ему честно ответила, что чувств иных, кроме как дружеских, она к нему не питает, с парнем у нее все серьезно, они собираются пожениться, поэтому, мол, спасибо, очень тронута и все такое, но какбэ на этом все. 

Было и еще кое-что, чего она ему не сказала, пожалела. А могла бы сказать примерно следующее: «чувак, ты выглядишь как стремный нефор, твои патлы идут тебе как корове седло, ты некрасив и ничего не делаешь для того, чтобы стать симпатичнее (кривые, плохо растущие усики тебя не спасают, уж поверь!), но дело не только во внешности! У тебя скверный характер и за него ты уже вылетел из трех групп, хотя ты способный ударник, но говнистый и всех бесишь. В последней группе тебя терпят только за то, что ты притащил свою установку. Мой парень, который имеет вес в музыкальной тусовке, относится к тебе с плохо скрываемой жалостью и презрением. Если бы я сменила его на тебя, все вокруг бы просто ахуели и я упала бы в глазах моих друзей и в своих собственных. И на что ты рассчитывал, признаваясь мне в любви и предлагая стать твоей девушкой?». Конечно, она ему этого не сказала. Он тоже не настаивал — все так все.

Все да не все. После этого признания виделись они нечасто — раз или два в год. О своих чувствах он ей никогда прямо больше не говорил, но иногда намекал. Дескать, он все еще надеется, вдруг она передумает, его сердце и душа открыты и прочее такое. Она отшучивалась. 

Шли годы, она благополучно рассталась со своим парнем, потом вышла замуж за его друга, родила дочь и через пять лет — сына, переехала несколько раз, забросила музыку. Но ее муж, по-прежнему, где-то там поигрывает и, соответственно, дружит с той самой компанией, в которой до сих пор крутится М. Муж отзывается об М весьма скептически, т.к. за прошедшие годы тот ничего не добился на музыкальном поприще, сменил несколько работ во всяких музыкальных магазинах, на репточках, в каких-то барах подрабатывал или вовсе сидел на шее у родителей, но музыку упорно не бросает, уверяя окружающих, что только палки злобных завистников, вставляемые ему в колеса, мешают стать ему рок-звездой подобной Иэну Пэйсу. Играл во многих группах в разных городах, уезжал куда-то на юга типа «навсегда», но вернулся. В 25 лет эти метания и творческие муки выглядели романтишно, но сейчас, когда им всем уже по 35-40, шансов сделать карьеру великого музыканта у него уже крайне мало. Такой вот непризнанный гений... Но его незадавшаяся карьера — только одна сторона медали. С другой стороны — ни жены, ни детей, из близких — только собака, которую он беззастенчиво оставляет родителям, которые, несмотря на то, что «не понимают творческую личность и жить спокойно не дают», заботятся о собаке, а сыну исправно помогают деньгами (в чем он, впрочем, не сознается, этот вывод сделан на основании подозрений А. и ее мужа). Вот такой вот человек. По-своему, впрочем, неплохой. Как признается А, стараясь быть объективной, он довольно начитан, с ним интересно потрепаться о музыке, в которой он хорошо разбирается, он пытался сделаться музыкальным критиком, но за это, как оказалось, слишком плохо платят. Он прекрасно готовит (внезапно), но ее советы сменить направление деятельности и заняться кулинарией профессионально, отвергает с пренебрежением (его ждет судьба Роджера Тейлора, а ему предлагают стать Константином Ивлевым?! Штааа?!). В общем, сложная творческая натура, ага.

И вот эта сложная творческая натура, помешанная на барабанных палочках, уверяет, что любит А. все эти годы. 20 с лишним лет. Что ради А. он разорвал отношения с девушкой, с которой прожил почти пять лет. Девушка готова была носить гению тапочки палочки в зубах, а он отверг ее любовь. Что если бы А. все бросила и пошла за ним босиком по Руси, он добился бы большего в музыке и даже, возможно, не вылетел бы из консерватории (в которую, кстати, поступил с первого раза, но тут же и вылетел, из-за своего распиздяйства и лени). Что ему не для кого жить и творить, и только поэтому он для всех — никто и звать его никак. Что А. его не оценила и не поняла (но на самом деле, конечно же, она и понимает, и ценит, просто не хочет в этом признаться, но он прощает ей эту слабость!). Все эти обвинения, завуалированные под признания, он транслирует А. не напрямую, конечно же. Передают общие знакомые, для которых эта безумная любовь не секрет. Вообще в их компании это ни для кого не секрет, просто никто не верит в искренность этих чувств. 

За глаза (а кое-кто и в глаза) знакомые зовут М. манипулятором, неудачником, бездарностью, слабаком, безвольной тряпкой, засранцем и мудаком — в общем, как вы поняли, его не очень любят в этой среде. Есть, впрочем, и те, кто ему симпатизирует, особенно барышни, тем более, что он давно сбрил свои дурацкие усы, коротко постригся, возмужал и выглядит вполне презентабельно. Недавно его взял на работу один серьезный человек, в прошлом тоже музыкант, а сейчас бизнесмен. Но А. не очень верит в то, что М. на этой работе задержится. 

Казалось бы, все понятно, прозрачно и очевидно. М. видит в А. объект, на который можно переложить ответственность за свои жизненные неудачи. Объект романтизирован и возведен на некий алтарь. К объекту следует относиться с уважением и держаться поодаль (поэтому, например, за прошедшие годы она не увидела от него ни единого знака внимания, ни помощи, ни доброго слова поддержки в трудную минуту — ведь это все могло быть расценено А. как заискивание, поэтому ни цветочка в день рождения, ни дружеского плеча в период, когда у нее тяжело заболела дочь и А. и ее мужу все слали лучи поддержки и пытались помогать деньгами (помощь не понадобилась, все обошлось, дочь, слава богу, поправилась), в общем, ничего такого, что можно было бы принять за попытку подольститься, понравиться или вкрасться в доверие). 

И вот А. мне говорит: а если это любовь? Ну, вот та самая любовь, про которую книжки и кино? Ты подумай, 20 лет! И вот недавно опять встретились на концерте в клубе, оказались за одним столиком — и он смотрел на меня весь концерт! Почти не глядел на сцену, только на меня. А я — с мужем сижу. И думаю: успею я дома вечером отчет для шефа накатать или придется с утра на работе дописывать. Ваще неромантишная вся. У сына в школе проблемы с учительницей, надо менять класс, у дочери в танцевальной студии скандал из-за непошитых костюмов для выступления, муж обои в коридоре поклеил криво — поругались... И вот сижу я такая, вся в траблах и головной боли — даже музыки не слышу. А рядом — он. Смотрит на меня и я для него — королева загадочная, со взором задумчивым. И все его проблемы — это разборки с вокалистом группы. Ему даже о ремонте думать не надо, живет на съемной хате, при слове «ипотека» кривится с презрением. У него есть время на романтику, а я себя рядом с ним чувствую курицей-наседкой, тупой мамашкой. Что ему мои траблы? Не буду же я ему рассказывать, что мой задумчивый взор — это от мыслей о том, хватит ли мне денег с карты на шесть метров серебристого нейлона для Иркиных танцев или придется с кредитки покупать?.. А вдруг я однажды все брошу и уйду к нему? Вот все охренеют! Я сама, в первую очередь. А он такой сразу кааак станет звездой и мы с ним в мировое турне уедем, и он меня будет по верхнему Манхеттену на руках носить! Смешно, конечно... Никто ни от кого не уйдет и никто никого не бросит. И кончится все это ничем. 

Но... А если все-таки это любовь?

   

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded