Happy (lonesomehappy) wrote,
Happy
lonesomehappy

Беда не приходит одна.
В воскресенье, в чудесный солнечный день я стала понятой.
Странное слово - понятые. Нелепое, недоделанное.
"ПоДнятые" или те, кого "поняли"?
В таком случае, если счастье - это когда тебя понимают, то в эти выходные мы были счастливы.
Острова, море и солнце - отличное дополнение (наполнение) к отдыху.
Но только до того момента, когда я увидела торчащую из воды удочку.
А потом все стало плохо. И хорошо уже не было.
Мертвый человек совсем не похож на себя живого.
Я смотрела на человека, лежащего на берегу с нелепо согнутыми коленками и зажатым в руке спинингом,
и не могла поверить - это Вова. Вова-Соловей, с которым мы вчера вчером купались и который махал нам с берега полосатой майкой.
И нет уже речи о том, что Владимир Соловьев - известный ученый, биохимик, инженер, кандидат наук, конструктор надувных парусных судов и пр. и пр...
Это уже не важно. Это наш знакомых, добрый, веселый человек, с седой бородой и вечной чекушкой, припрятанной в расходнике.
Он умер, врачи говорят, мгновенно. Стало плохо, присел на коряги... Остров размывает, коряг по берегу все больше, скоро Хреновый остров вообще исчезнет с карт НСО, где значится как Уманский.
Его отнесло от берега уже мертвого и немного времени прошло до той минуты, когда Петро крикнул нам с Наташкой:
- Блядь, это Вова, звоните Ольге!
Ольга - дочь - прилетела на своем тремаране раньше, чем ждали, но позже, чем ей бы хотелось...
Она всегда звала его по имени, и только в этот раз впервые при мне назвала его папой.
Чтоб никогда мне не видеть этого, но наверное до конца жизни я буду помнить, как она плакала и кричала: - Папа, папочка! -и обнимала его мертвую синюю голову и разглаживала мокрую слипшуюся бороду и пыталась закрыть его глаза.
А потом был спокойный милиционер и ребята-МЧСовцы в синих футболках и желтый парус, в который завернули тело, чтобы отвезти его на берег.
Сегодня его похоронили. Сегодня мы пили и вспоминали его.
На похороны пришли серьезные дядьки в галстуках, академики и профессора.
И мне так трудно поверить, что они называли его по имени отчеству и обсуждали с ним его научные труды.
Для меня он насегда останется Вовой-Соловьем, чудесным добрым человеком в полосатой майке и непременной чекушкой в расходнике.
Беда не приходит одна.
Какой тяжелый год.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments