Happy (lonesomehappy) wrote,
Happy
lonesomehappy

Category:

Среди этих десяти тысяч есть и моя подпись. Жаль, что мы делаем так мало...

Оригинал взят у marta_ketro в post
Я не написала об этом на прошлой неделе, подумала, что фейк, и решила посмотреть чем дело кончится.
Факты таковы:
На братском кладбище (Выборгский район, Ленинградская область), где похоронены солдаты Великой Отечественной, до 2005 года была табличка



"Здесь похоронен лейтенант Фадеев Николай. 1920 - 1944. Спи спокойно, мой милый сынок, ты честно отдал свою жизнь за Родину. Никто, нигде никогда никого так не любил, как тебя любил я. В моем сердце ты никогда не умрешь. Прощай, мое бесценное сокровище, мое золото, моя радость. Жди меня. Твой папа"
Потом она исчезла, но администрация отказалась её восстанавливать по причине излишней эмоциональной нагрузки. Почему-то человеческая активность по этому поводу началась только сейчас, на сегодняшний день под петицией о восстановлении собрано десять тысяч подписей, вопрос решен.

Во всём этом мне особенно интересна реплика об эмоциональной нагрузке. Она нелепа настолько, что я заподозрила выдумку. Но потом вспомнила другую историю, о затонувшем теплоходе "Булгария", на котором погибли пятьдесят два ребёнка. Я читала, что в те дни в порту образовался стихийный мемориал: люди приносили к месту катастрофы детские игрушки, цветы и свечи. Через какое-то время игрушки распорядились убрать – они мешали, портились и несли излишнюю эмоциональную нагрузку, о да.

Когда я писала о Дне памяти, который наблюдала в Тель-Авиве, в комментариях проскочила раздраженная реплика, "чего это они так носятся со своими погибшими, будто не убивали ни русских, ни цыган, ни украинцев". На это можно только пожать плечами - ну так и вы носитесь...
Почему не носимся мы, вот что важно. Почему-то от чувств старательно очищается то, что касается всенародной памяти. Обывателю прилично раз год взвыть «мой дееед!» и выложить пожелтелую фотографию, чиновнику – сунуть цветов и продуктовый набор ближайшему старику в орденах. Безэмоциональность, это часть государственной политики, традиция общей скорби утрачена и формализована. Причём, заливаться слезами над собственной разбитой жизнью, над сопливыми статусами и картинками – пожалуйста, это социально приемлемо, но как-то распространять чувства за пределы маленьких личных трагедий лучше не надо.
Все любят цитировать Нимёллера – «когда пришли за…». Меня эта фраза не особенно трогает, - когда придут за нами, мы либо справимся, либо разбежимся, либо прогнёмся. Но мне печально другое: народ, который не оплакивает погибших, должен быть готов к тому, что никто не пожалеет о нём.

Впрочем, говорить об эмоциональном несовершенстве государственной машины как-то совсем глупо – именно потому что государство у нас механизм, а не живой организм. Так что я немного о другом. Как-то прочитала, что когда человек плачет о потерянной любви, он оплакивает возвращение части своего сердца. Часть его души была в ком-то другом, а теперь она вернулась, и это воссоединение причиняет ему боль. В таком случае, если нация не умеет оплакивать своих солдат и детей, значит, в них нет части её души, вот и всё. Но где тогда её душа, я не знаю.

Tags: знаковое, перепост
Subscribe

  • В этот день 13 лет назад

    13 лет назад я приехала в Сосновый бор в кои-то веки не в гости, а практически домой. К маме. Мало что с тех пор изменилось здесь (и слава богу!),…

  • Говорить и говорить

    Интересный парадокс. С одной стороны — очень хочется живого человеческого общения с настоящими живыми друзьями. Ну, то есть не в переписке, не по…

  • (no subject)

    Судя по отчетам ЖЖ в моей почте, в прежние годы я писала чаще, злее и веселее. Некоторые посты из старенького я и вовсе не узнаю: кто писал? Я…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments