Happy (lonesomehappy) wrote,
Happy
lonesomehappy

Игра "Отель у погибшего альпиниста" 7-10 марта. Астрид Кайриш. (отчет персонажа) Часть 2.


ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ.
С утра соседки по комнате изрядно повеселили меня, рассказывая, что я вытворяла накануне – дескать, мы с Перри, совершенно пьяные, пели песни в коридоре, и кажется, даже целовались (вранье!). Было ужасно стыдно, но я притворилась, что меня это все даже забавляет, хотя я не вела себя так со времен учебы в труппе Копенгагенского театра!
Ну ладно. Только я привела себя в порядок, прибежала Энни с сообщением о смерти этого русского Макарова – его нашли мертвым, точно также как Брюн. Это начинает утомлять – мы словно находимся в декорациях какого-то дурацкого детектива! Того и гляди объявится Эркюль Пуаро или (что вероятнее) – инспектор Жюв, а там и Фантомас.
Все больше склоняюсь к мысли, что все это – инценировка, никто никого не убивал и не ранил, все живы, недаром одна из служанок ужасно похожа на Брюн (наверняка сыграла позавчера роль по просьбе Алека, получила свою денежку и вернулась к своим обязанностям)…
Друг и помощник Флоризеля – Себастьян - решает со мной поговорить и пытается убедить меня, будто мой алмаз ничто иное как секретный прибор, имеющий только вид алмаза (нечто подобное говорила мне и журналистка Беата, только прибором она его не называла), что мне необходимо отдать или продать его ему за любые деньги и вечную молодость… Обещаю подумать. Все как с ума посходили с этим алмазом! Вечная молодость – ну вы подумайте! Прямо дьявол-искуситель!
Мимо проходит живой и невредимый Макаров.
Разум отказывается воспринимать происходящее, стараюсь делать вид, что ничего не происходит, что меня волнует только алмаз, предстоящая свадьба и – Мануэль… С Хуаном мы решаем, что с Мануэлем он поговорит сам, но вероятнее всего, ему не понравится мое замужество за симпатичным англичанином, который вряд ли захочет соблюдать фиктивность брака… Ладно, все равно пока ничего не понятно, телефон по-прежнему молчит.
Зато работает радио. И по этому самому радио передают, что король Баккардии скончался, и теперь король – Игнатио Флоризель, который, хотя и заперт лавиной в горах, но все равно – самый настоящий король! Это многое меняет. Игнатио опечален смертью дяди, но готов обручиться хоть сейчас (вот дался же им всем этот алмаз!) Даю ему согласие, вот только что теперь делать с Перри? Но я же актриса, неужели я не заморочу голову этому мальчишке? Но вдруг он не врет, вдруг его убьют, если я ему не помогу?! Это же грех, так нельзя… Но Хуан подтверждает – королева Баккардии поможет Мануэлю намного больше, чем английская леди, иду на обман только ради любви… Убеждаю Перри, что алмаз попадет в руки тех, кто его шантажирует, если я выйду замуж за принца Баккардии и его не будут больше преследовать. Он в сомнениях, но вроде бы поверил…
Пока я решаю свои матримониальные проблемы, обстановка в Отеле накаляется: ожившего Макарова уже не пытаются убить, потому что и Тони Вейн, оказывается, живехонек, только шрам на лбу! Какие-то чудеса творятся в этом Отеле… Больше всего это похоже на мистификацию и я прихожу к выводу, что все это – шутки Алека. Не совсем удачные, прямо скажем, а мой нервный срыв я ему еще припомню…
Проходя мимо душевой кабинки, краем глаза замечаю лежащего внутри человека. Столпившиеся у дверей постояльцы сообщают, что Алиса Лауда убита выстрелом в голову. Я зачем-то заглядываю внутрь и чуть снова не падаю в обморок! ТАКОЕ невозможно инсценировать, это правда труп! Алиса мертва!
Ее тело уносят, а я думаю: бедная девочка, совсем молодая, будущий врач, вчера ассистировала на операции, подавала, может быть, надежды… Причины никто не говорит, но я уверена – это самоубийство, бедняжка поняла, что неизлечимо больна и застрелилась.
И тут еще эта свадьба. Все так не вовремя… Принц настаивает закончить все как можно скорее, они сговорились с журналисткой Беатой, Игнатио отдаст ей камень, мы вместе сходим в церковь причаститься и получить отпущение грехов и тогда – по их словам – никакое проклятие на нас не подействует… Что ж, возможно они и правы. Так или иначе, все случится так, как и должно было быть – Фредерик Флоризель звал меня замуж, потом Фредерик Перри должен был на мне жениться, а женится в итоге Игнатио Флоризель… Как после таких совпадений не верить в промысел божий?.. Я стану королевой – невероятно! Жаль, что связи по-прежнему нет и я не могу позвонить маме и папе...
Пока мой будущий супруг договаривается со священником о свадьбе, которая пройдет прямо в холле Отеля, я надеваю лучшие драгоценности (ну почему, почему я не догадалась взять с собой тот новый белый костюм от Живанши?! Почему не положила четвертую пару туфель?! Идиотка!) и сажусь в холле, поболтать с госпожой Кейко. И тут ко мне подходит с просьбой уделить пару минут психолог Ханна – та самая, что вчера не сумела распознать у меня нервный срыв (не люблю непрофессионалов, чем бы они не занимались!). Заводит разговор о неземных цивилизациях, разумных существах и прочей ерунде в стиле популярных телепередач. Намекает, будто она – представитель неземной расы и прилетела сюда спасти человечество. Забавно. Смотрю на нее пристально: ну конечно! Как я сразу не догадалась? Она не психолог, разумеется, она же актриса! Наверняка малоизвестная (иначе Алек бы не нанял ее, побоялся, что узнают в лицо), но вне всякого сомнения – это розыгрыш! Кажется, я даже видела кого-то похожего на нее в каком телесериале… Ну уж нет, мне надоели шутки, говорю ей прямо, что можно было придумать роль и получше, а она в ответ заявляет, что человечество будет спасено, если я выйду замуж за Хуана Абуэло (!!!). Нет, вы только подумайте! Я конечно, понимаю, что мое замужество интересует общественность, но не до такой же степени! Отказываюсь вести дальше этот глупейший разговор, тем более, что надо поторопиться, ровно в 14.00 г-н Благоев обещает сообщить всем какие-то важные новости (еще один шутник-шарлатан, не исключаю, впрочем, что он и есть режиссер этого балагана).
Священник (какое счастье, что он здесь есть!) отец О,Нил волнуется и путает слова священного писания, но, так или иначе, бракосочетание состоялось! Осталось лишь провести официальную церемонию в Баккардии. Свершилось – я королева! Госпожа Флоризель… Волнуюсь страшно. Бросаю букет невесты – его ловит испанская журналистка, искренне желаю ей счастья (пусть только держится подальше от Мануэля, а то знаю я этих испанок!) Его величество очень мил, держится скромно, но сразу всем дает понять – его супругу обижать не рекомендуется. Начинает тонко намекать на необходимость появления на свет наследника (в Баккардии, оказывается, все сложно с системой наследования, мне еще предстоит в этом разобраться), смеюсь, отговариваюсь, а сама думаю, что скажет его Величество, если наследник родится смуглым и темноволосым…
После церемонии передаю королю алмаз. Хвала Господу, точно камень с плеч упал (хороший, кстати, каламбур). Надеюсь, теперь от меня отстанут и журналистка, и Себастьян, и Перри, ну, и если я таки обрету вечную молодость – тоже не расстроюсь.
Тем временем господин Благоев объявляет, что четверо постояльцев – инопланетяне. Причем из тех, кого я знаю, называет Ханну (какой сюрприз!) и – неожиданно – Себастьяна, помощника и приятеля моего царственного супруга. Все это только подтверждает мои предположения относительно глупейшей и бездарнейшей постановке с трупами, живыми мертвецами и мистификациями. Вот только Алиса мертва по-настоящему. И этого никто не изменит.

ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЕРТОЕ
Именно потому, что ее я видела мертвой своими глазами, для меня было таким страшным шоком ее появление из комнаты-кладовой, куда унесли бездыханное тело. Я кричала, а это чудовище с разможженной головой и белым лицом тянуло ко мне руки, пыталось схватить, это было как в самом страшном фильме, как в каком-то кошмарном сне…
Окружающих, к слову сказать, ее появление напугало значительно меньше, мне даже попеняли за испуг, мол, зачем я ее пугаю? Я! Вы понимаете? Я пугаю живого мертвеца!
Сумасшедший дом…
Ходячий труп Алисы уводит врач Анна, бельгийка – отважная женщина, добровольно прикоснуться к этой гадости я бы не осмелилась ни за что! Правда Катерина утверждает, что она такой же врач, как я, и будто бы у нее есть доказательства, только вот Глебски почему-то это вовсе не волнует (наверняка он тоже не полицейский, и глаза у него сумасшедшие!)
Через некоторое время Алису возвращают в наш номер – отмытой от крови, причесанной… У нее вполне живой вид, но ведет она себя как маленький ребенок, не понимая слов, хватаясь за яркие предметы, пытаясь обнимать людей…
На всякий случай держусь подальше. Меня успокаивают, говорят, что Алису только ранили, но ранение оказалось не смертельным. Ну да! А размазанные по стене мозги мне, должно быть, померещились! Хуан испытывает те же чувства, что и я, а это существо прониклось к нему искренней симпатией, ходит всюду за ним, хватает за бороду, обнимает… Бедный Хуан.
По радио передают сообщение, что во всем мире происходят странные вещи – мертвые оживают, некоторое время ведут себя точно дети, а потом приходят в норму.
Невероятно! Неужели настал судный день?! «И мертвые встанут из могил…»
Игнатио обещает принять меры для того, чтобы остаться королем, даже если его дядя тоже воскреснет… Боюсь даже предполагать, какие именно меры. Телефонную связь наконец-то наладили, и он бегает куда-то звонить, а потом сидит у телефона с мрачным видом. Не хотела бы я быть его дядюшкой, вставшим из мертвых.
Случайно становлюсь свидетельницей разговора отца О,Нила и Хуана. Св.отец рассказывает о пришельцах и о том, что земля – всего лишь поле для экспериментов сверхразумной расы, что они хотят прекратить эксперимент, и тогда Земля погибнет.
Будто бы пришельцы выдвинули ряд требований, которые мы должны выполнить для того, чтобы мир не был уничтожен. Так, например, Хуан должен на мне жениться. Он возмущен этим не меньше меня, но, кажется, верит. Неужели вся эта чушь о пришельцах - правда? После восстания мертвых – все может быть. Я разучилась удивляться, мне уже очень хочется поверить, иначе, это все это окончательный бред. Принимаю версию отца О,Нила, но послушав Хуана и остальных – тех, кто тоже возмущен дурацкими условиями, задаюсь вопросом – а точно ли исполнения ждут от нас эти странные существа? Не ждут ли они на самом деле, чтобы мы отказались выполнять эти требования и доказали таким образом, свой разум, свою способность решать самостоятельно? Ведь если это – посланники Бога, могут ли они искренне желать смерти Божьим созданиям? Пытаюсь убедить в этом Отца О,Нила, который при всех отрекается от сана священника во исполнение требований пришельцев. Мне не удается его уговорить, я бегу за ним на улицу, прошу, умоляю, но он смотрит на меня грустными глазами и просит только помнить о том, что он – в прошлом террорист и преступник, а затем – священник – делает это ради спасения всех людей, ибо если есть хоть малейшая вероятность того, что угроза уничтожения Земли реальна, его долг, как католика, как порядочного человека – сделать все, чтобы эту угрозу устранить… Воистину – он рассуждает как истинный христианин, такое отречение равно жертве, принесенной Иисусом во имя спасения человечества. Размышляя об этом всем, возвращаюсь в Отель, машинально беру из рук девушки-ученого по имени Даниэль стакан с лимонадом, делаю глоток и сразу ощущаю резкую боль в животе и в горле – она меня отравила! Господи, за что?! Что я ей сделала?!
Я скорчилась на полу в холле, страшные боли и судороги не давали мне дышать и говорить, я кричала от боли, а все растерялись и никто не мог понять, что происходит и что делать. Игнатио и девушка-спортсменка по имени Марта довели меня до чьего-то номера, уложили, потом кто-то принес лекарство, которое, слава Богу, быстро подействовало. Пока я приходила в себя, Даниэль допросили. Она со слезами на глазах уверяла всех, что не собиралась меня травить – да и зачем бы?! Она сама должна была выпить отраву, это ее пытались убить! Может быть, может быть… Меня радует хотя бы то, что все это – лишь досадная случайность, а кто там пытается отравить эту девушку – ее проблемы, мне и без того есть о чем подумать.
Окружающие, между тем, окончательно помешались. Алек и Глебски, исполняя требования пришельцев, собираются убить один другого, Макарову ломают обе руки – тоже просьба ради спасения человечества, Игнатио обещает установить в Баккардии конституцию (хорошо хоть не социализм), а на нашей с Хуаном свадьбе по-прежнему настаивают. Полный идиотизм! Я уже замужем! А даже если бы и не была, Хуан – лучший друг Мануэля, о каком браке может идти речь?! Я все больше убеждаюсь, что необходимо остановить это безумие и перестать выполнять эти требования.
На втором этаже вдруг кто-то страшно кричит. Один из гостей – Моше Коэн отравлен! Без сомнения, среди нас – убийца, и это не пришельцы. Я помню, как это ужасно и больно, но лекарства больше нет, все врачи растеряно разводят руками. Вбегаю в холл первого этажа – компания играет в карты. Спокойно сидят себе за столом и играют в бридж! Над ними в страшных муках умирает человек, а они сидят и играют! Анна Воленберг – врач – уверяет меня, что помочь ничем нельзя, противоядия нет, а стало быть, и поднимать панику нет смысла. Смотрю на них всех и не понимаю – люди ли они вообще?! Может быть, тоже инопланетяне? Не могу этого видеть, не могу слышать эти крики, ухожу на улицу. Потом кто-то говорит, что лекарство все же нашлось, Коэн жив.
Не успела я придти в себя – снова крики, паника, беготня! Вхожу в холл первого этажа и вижу в углу мертвого Игнатио, вокруг – кровь, Себастьян в ужасе пытается разжать мертвые пальцы, сжавшие пистолет…
Женой я пробыла меньше суток. Королевой Баккардии мне пришлось быть недолго.
Алек уводит меня в комнату, наливает что-то из своих запасов, показывает предсмертную записку Игнатио.
Я читаю и понимаю – все из-за этих пришельцев! Игнатио пишет, что меняющиеся требования превращают жертвы, принесенные во имя человечества, в глупый фарс, что он не может выполнить то, на что его толкают, но уже сделал достаточно, чтобы покончить с собой. Какой человек! Сколько в нем мужества, порядочности, храбрости… Боже мой!
Уговариваю Алека – бесполезно, но он хотя бы обещает подумать. Ко мне присоединяются остальные нормальные люди в Отеле – Марта со своей подругой Анной, госпожа Кейко, господин Благоев (как ни странно), Хуан, Катерина, кто-то еще…Мы решаем пойти к пришельцам и объявить им наше решительное НЕТ. Сколько можно над нами издеваться?! Мы – люди, мы, в конце концов, недавно пережили страшную войну, после ужасов концлагерей, бомбежек, после победы над Гитлером – разве не способны мы решать свою судьбу сами? Они – если они и правда сверхразум – они должны нас понять!
Спускаюсь вниз. В холле я вижу госпожу Кейко, которая направляет пистолет прямо в лицо Себастьяна и что-то говорит ему. Все замерли, боясь шевельнуться, я бросаюсь к ней, расталкивая толпу, и тут она стреляет... Себастьян падает навзничь, а я растерянно говорю: - Что вы наделали? Мы же хотели, мы же шли сюда поговорить! И слышу в ответ: - Извините, Флоризель-сан, правильно ли я поняла, вы действительно хотели договориться с убийцей своего мужа?
Все. Эта фраза лишает меня сил, решимости действовать, способности кому-то что-то доказывать… Я еще пытаюсь кому-то что-то объяснить, говорю с Ханной, с Генрихом (этот тихий и незаметный постоялец тоже, оказывается, инопланетянин), но в голове у меня только одна фраза, сказанная тихим голосом японки: «вы действительно хотели договориться с убийцей своего мужа?».
Эта фраза бьется у меня в ушах все время: и когда мне говорят, что условия изменились вновь, и теперь Кейко должна улететь с ними, и когда оказывается, что Кейко заменят шестеро добровольцев, и когда эти добровольцы собираются в холле и среди них – пришедшая в себя окончательно Алиса, а прочие – странные ученые-уфологи, и этот псих-хиппи, который все время под кайфом – отличные представители Земли, ничего не скажешь… Ко мне подбегает Хуан, просит передать Мануэлю чек на огромную сумму денег – в помощь Кубе. Ничего не понимаю, но, кажется, он собрался сопровождать пришельцев до самого отлета.
А потом инопланетяне уходят, уводя за собой добровольцев.

Все, кто остались в Отеле, собираются в холле у стойки, все растеряны, никто ничего не понимает, и тут снаружи раздается страшный грохот и кто-то кричит, что улетающих сбили, что летающая тарелка взорвалась, что сюда идет с гор лавина, которая накроет Отель через несколько минут. Поднимается паника, я не могу найти Хуана, все бегают и суетятся и островком спокойствия среди этого сумасшедшего дома является только фигура Алекса Благоева, который спокойно сидит на стуле посреди холла. Я вспоминаю его слова, сказанные мне по дороге в Отель в автомобиле, когда я в шутку спросила: если он вправду пророк, то может ли он предречь великое будущее самому себе? «Мое имя никогда не будет известным», - сказал он тогда. И грустно улыбнулся, глядя в окно. Он знал, что мы все погибнем! Знал заранее… Какой ужас.
Отхожу в сторону, чтоб не затоптали. Это конец. Я настолько погружаюсь в осознание этого факта, пытаюсь вспоминать молитвы, подумать о том, о чем нужно думать перед смертью христианину, что не сразу понимаю, что кричит мне Марта Мюллер (странно, а я думала, что она улетела) – какой-то вертолет прилетел и можно спастись, только восемь женщин поместятся, нужно бежать немедленно! Я оглядываюсь – никто не рвется в этот вертолет, может быть опасности нет?
Подхожу к Благоеву – единственному спокойному человеку в этом аду, спрашиваю: это правда? Действительно нужно спасаться? Я не знаю, кому верить, не знаю, кто лжет, а кто говорит правду, я ничего уже не понимаю… Он улыбается: да, на этот раз действительно правда. Идите, Астрид, улетайте отсюда. И толкает меня к двери…

ЭПИЛОГ.
В вертолете тишина. Семь перепуганных лиц, которые я и узнаю, и не узнаю. Здесь Энни, но нет Алисы (ах, да, Алиса же улетела с пришельцами и ее сбили вместе с ними!), Катерина тут, но нет Марты и Кейко… Перри, Алекс, Хуан, Сневар, все прочие – все они остались там, внизу, в этой кромешной ночи, где грохочет лавина и слышен гул самолетов… Вертолет швыряет из стороны в сторону, я прижимаю к груди сумочку с завещанием Игнатио на мое имя, и думаю о том, что чек, о котором просил меня Хуан, остался в отеле. Мануэль и кубинская революция не получат эти сотни тысяч долларов.
Но я могу им помочь.
Я же все еще королева. Пусть даже и совсем ненадолго…

Отель «У Погибшего альпиниста», Альпы, Швейцария, год 1967, 10 марта.
Tags: мои друзья всегда идут по жизни маршем, нифига подобного-йа богиня!, ролевые игры
Subscribe

  • В этот день 1 год назад

    Этот пост был опубликован 1 год назад! Год назад я написала о том, что закончила книгу по итогам поездки в Киров)) Хххха! Книгу я закончила сейчас!…

  • Пять минут тишины

    Отправила папу с сыном гулять, сама села работать (к пяти вечера, да, раньше было некогда), и внезапно закончила так быстро, что спина разрешила мне…

  • Ретроспектива

    Не пишу, и даже в инстаграм попыталась на неделю уйти в режим тишины. Но потом забыла об этом и пришлось вернуться. Переосмысливаю некоторые…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments

  • В этот день 1 год назад

    Этот пост был опубликован 1 год назад! Год назад я написала о том, что закончила книгу по итогам поездки в Киров)) Хххха! Книгу я закончила сейчас!…

  • Пять минут тишины

    Отправила папу с сыном гулять, сама села работать (к пяти вечера, да, раньше было некогда), и внезапно закончила так быстро, что спина разрешила мне…

  • Ретроспектива

    Не пишу, и даже в инстаграм попыталась на неделю уйти в режим тишины. Но потом забыла об этом и пришлось вернуться. Переосмысливаю некоторые…