December 20th, 2007

Ангел

Прогресс, бля. Ну и так, об жизни..

Докатились. Выбираю впервые в жизни пылесос по интернету.
Не себе - маме.
Мама ни о чем не догадывается и, чувствую, будет в легком шоке.
Но пылесос ей нужен, потому что новоселье же...
Я ей теперь раньше весны-лета подарок в руки лично отдать не смогу.
Думаю иногда - зачем я ее отпустила? Как я без нее, а она - без меня?
В шестьдесят лет, да другой конец страны...
Пусть и к сестре, пусть и в город своей молодости, но ведь и здесь - 40 лет почти прожито...
Мозгой-то я понимаю, что ей там лучше, но ... блин... Душа не на месте.
А теперь маман моя обитает в сказочном городе Сосновый Бор, Ленинградской области.
Вот так. Область - Ленинградская. До сих пор.
В Сосновый Бор меня возили все мое детство - к бабушке.
Моих одноклассников - по деревням, а меня - на Финский залив! На самолете!
Каженное лето! Там сосны, мшистые камни, песок белый-белый...
Город тихий, чистый, нарядный, такой знаете, образчик совецкого щасливого будущего:
копченая колбаса и конфеты не переводились там даже в голодные 90-е.
ЛАЭС патамушта.
Ленинградская атомная элекстростанция. Там у меня дядька в инженерах.
Ежели что - обещал предупредить.
Времена нынче напряженные, мало ли...
Туда до сих пор въезд по пропускам.
А городок похож на наш Городок, только тише, чище и новее.
Там очень хорошо.
Мама занимается обстановкой и приведением в порядок новой квартиры и ей, конечно нужен пылесос.
З.Ы.
А пылесосы туда из озон.ру не возют, большие и тяжелые ибо.(( Грущу.
Отправлять маму в Питер за семь верст пылесосы таскать как-то не хочеццо.
Придется подарить что-нибудь поменьше.
Чтоп возили и можно было получить на почте рядом с домом.
Такое вот, семейно дело у меня. Лечь спать пораньше обратно не срослось.
Ангел

Камерно про добро:

Уловила я нынче Катечкин пост про добрые дела.
Хотела было комментнуть, да там и так под сотню набирается,
решила вот камерно.
В чем суть: делает человек некое доброе дело.
Нуу, там, не знаю, котенка подбирает, ребенка усыновляет,
другу помогает, старушек через дорогу переводит... Да что угодно!
А получает на выходе некую эмоцию.
Разную. Удовлетворение, разочарование, обиду, негатифф-позитифф...
Кто что.
Я вообще-то - ходячая добродетель, но одно свое "доброе дело" помню до сих пор. Это как мы с мамой нашли на улице старуху.
Нет чтоб там денег найти или билет лотерейный...
У нас с маман на мордасах написано: "обратитесь ко мне за помощью".
Ага, у кассиров в "Ленте" - на спине, а у нас - прям на лбу. Это у нас генетическое.
И вот однажды, в районе улицы Народной подходит к нам бабулечка.
Такая себе старуха Изергиль, в халате и тапочках.
Хоть и по летнему времени, но уж прям совсем по-домашнему.
И начинает выспрашивать что-то, не помню уж что.
Я ж говорю, у нас морды лиц добрые, к нам все вечно подходят.
Бабка хочет странного и мы понимаем, что она не помнит своего адреса.
Ну, то есть вообще.
Мы переглянулись и, не сговариваясь, начали применять дедуктивный метод по Холмсу.
Раз в халате и тапочках, без сумки и с пустыми руками, значит без денег.
Раз без денег, значит до сюда дошла сама. Пешком.
Бабка хлипкая, следовательно живет не очень далеко, иначе б не дошла.
Раз не очень далеко, сталбыть прописана в этом районе и наверняка зарегистрирована в местном ЖЭУ.
ЖЭУ было рядом, там бабка с трудом сумела назвать фамилию и даже призналась, что в прошлом была учитильницей математики.
Я в это время как раз сдавала очередную сессию в педе и на этих бабкиных словах уловила на себе какой-то нехороший мамин взгляд.
А что, говорю, мама, ты на меня так смотришь??? Сама-то кто? А? Ну то-то!
Мало ли какие у этой учительницы детишки в школе были, может, мне больше повезет!
Короче, бабкин адрес мы нашли! Оказалось, аж у ДК Горького почти!
Три остановки бабка протопала. Неизвестно куда.
Еще почти час мы вели ее обратно.
А у бабкиного дома нас встретила ее внучка. Девочка лет десяти.
Встретила, надо сказать, без особого удивления и вообще было непохоже, что за старушку кто-то тут волнуется. Девочке мы вставили вежливых пиздюлей, на что она легкомысленно отмахнулась: "а, она у нас часто так уходит. Уйдет куда-нибудь, а потом ее приведут..."
Тут нам стало обидно и мы ушли.
С тех пор уже наверное, лет шесть прошло, поди и старушка уже померла..
А обидно до сих пор. Не знаю, почему. Хотя нет, пожалуй, не обидно, а ...
не знаю, слово не подбирается. Ощущение такое, будто все зря было.
Бесполезно. Если детки не догадались хотя бы бумажку с адресом бабке в карман положить, то что уж от них ждать...
Такое вот было у меня "доброе дело".
Тимуровцем я себя после этого не почувствовала, зачтется ли мне это на Высшем Суде - тож не знаю...
А у вас - как с добрыми делами? И самое главное - потом-то что?
Какое ощущение остается? И какой поступок на самом деле добрый?
Что-то я прям даже задумалась...