May 22nd, 2006

Ангел

Про воскресенье. Про время пап.

Опять-таки взгляд с балкона.
Вид с нашего, например, открывается не самый радостный, чего уж там!
Прямо скажем, паршивый вид.
Гаражи, за ними краны какие-то грузовые...
В глубине, к реке ближе - унылые развалюхи - огрызки частного сектора.
Там, в кустах, нычится тихий народец: лохматые существа с опухшими мордочками.
Типа тролли.
По местному - бомжи.
Разводят костерок за гаражами, в трубах ночуют. На людей непохожи, оно и понятно - тролли!
Но это ЗА дорожкой. Дорожка еще есть. Между гаражами и длинным нашим домом. Граница миров.
Дом раньше был похож на корабль.
К его торцу пристроили еще один, теперь они оба ни на что не похожи.
Зато появилась площадка для маленьких везунчиков. Для тех, которые из того, второго дома.
Он, понятно, круче нашего: модный, кирпичный, свет в нем гасят в одиннадцать, причем на всех десяти этажах. Сразу видно, люди живут порядочные, с детьми. На работу встают рано, спать ложатся тоже рано.
В любую погоду мирные жители гуляют. Не с детьми. С колясками. Стайка мамаш по зиме собиралась вокруг десятка колясок и вела долгие неспешные разговоры о поносе и отрыжке. С балкона второго этажа и не такое можно услышать, вы не думайте. Еще мамы про косметику говорят. И про вечное... Про растяжки на животе, например.
За прошедшие год-два из цветных колясок вылупились те самые маленькие везунчики, для которых все лучшее в этом мире.
Теперь они с воплями носятся по площадке, ломают чахлые деревца, посаженные вдоль дорожки добрыми дядями из ЖЭКа. К слову, оказывается, теперь мы в в долгу уже не перед совковым ЖЭКом, а перед культурно-современным ООО "Береговым". Об этом мало кто знает, тем более, что ничего в сущности не изменилось. Сантехника неделю ждем.
Так вот, дети.
Дети, которые бегают и орут - это днем.
А вечером в воскресенье наступает Время Пап. Это время примерно с шести до девяти вечера.
Время колясок, со страшно скрипящими колесами, время бутылочек, заткнутых за ремень джинсов, время обреченных взглядов и тоскливого внимания к часам. Мамы в это время редкость.
Мамы сплавляют пап выполнять тяжкую трудовую повинность, часть супружеского долга.
Папы, загнанные в угол штампом в паспорте и обещанием "в горе и в радости, в болезни и в здравии", а также собственноустно сказанным "дорогая, я так рад, что у нас будет ребенок", покорно ползут по дорожке. Она не очень длинная, зато нет машин. И папы, в основном, молодые, скучно курсируют с колясками по однообразному маршруту "угол дома - бетонный блок". Последний поставлен с вполне определенной целью - закрыть машинам въезд во двор со стороны детской площадки. Не очень эстетично, зато дешево, надежно и практично. Однако, страдают от такой заботы прежде всего папы. С колясками.
Мамы хитрее. Мамы, умудренные горьким опытом таскания колясок по всевозможным колдоебинам в любую погоду, опытной рукой ведут коляску в объезд блока - к площадке с неудобными лавочками, но папам такое штурманство не дано.
Похоже, нет привычки, но скорее всего - желания.
Папы четко выполняют поставленную задачу: катать коляску по дорожке. Шаг вправо - шаг влево карается грозным окриком с высоты ...ого этажа.
Опять же, разнообразие в катании коляски папам не к лицу.
Мама может выписывать коляской кренделя на асфальте, даже не разбудив дитя. Папа строг и спокоен. Он катит немилосердно скрипящую (ну почему бы не смазать???!!!) коляску только вперед. Семьдесят шагов, осторожный поворот и снова - только вперед!
Воскресенье - время пап. Постоянных и приходящих. Родных и отчимов. Любящих и пофигистов. Простых работяг и интеллигентных очкариков. Стильных - в банаданах и пирсинге - и одинаковых - в трико и футболках. С сотовыми телефонами и книжками. Бритых наголо и мелированных. Пап маленьких девочек и пап маленьких мальчиков.
Хорошее время. Время, когда мир видится почти совершенным.